Sumi Balton Westmed Unimed KaWe Sterylab Дилмед-2000

Статьи

Главная / Решающая роль иммуноцитохимического исследования при цитологическом исследовании аспирата хордомы ската черепа.
ВНИМАНИЕ АКЦИЯ!!

Решающая роль иммуноцитохимического исследования при цитологическом исследовании аспирата хордомы ската черепа.

Блюменбахова ската: сообщение о случае с обзором литературы.
Журнал ларингологии и отологии (The Journal of Laryngology and Otology)
Май 1997 г., Том 108, стр. 426-430 (May 1994, Vol. 108, pp. 426-430)

Джорджио Жерарди (Giorgio Gherardi), M.D., M.I.A.C.*, Кристина Марведжио (Cristina Кристина Марведжио Marveggio), Sc.D.*, Клаудио Кола (Claudio Cola), M.D.†, Жанантонио Редаелли (Gianantonio Redaelli), M.D.†

Реферат

Было показано, что иммуноцитохимическое исследование (ИЦХ) оказалось необходимым дополнительным методом исследования при цитологической диагностике тонкоигольного аспирата (FNA) хордомы ската черепа (блюменбахова ската) у 62-летней женщины. Цитологическая картина мазков, окрашенных обычным методом, не была полностью диагностически значимой в случае хордомы из-за малого количества типичных "вакуолизированных" клеток. Для исключения других первичных или метастатических новообразований основания черепа, которые могут давать аналогичную цитологическую картину, дополнительные нативные мазки были окрашены мечеными антителами, специфичными к цитокератину (CK), виментину (VIM), белку S100 (S100P), карциноэмбриональному антигену (CEA), эпителиальному мембранному антигену (EMA), кислому волоконному протеину глии (GFAP), антигену CD68 (KP1) и "панантиэпителиальными" антителами B72.3 и Ber-EP4. У клеток хордомы выявлен следующий иммунопрофиль: CK+/VIM+/S100P+/ CEA-/EMA+/GFAP-/B72.3-/Ber-EP4-/CD68+. Характер иммунореактивности на CK, S100P и CEA подтверждает ранее сообщавшиеся данные, тогда как профиль окрашивания на B72.3-/Ber-EP4-/CD68+ является новым наблюдением. Выявление иммуноцитологического профиля клеток хордомы CK+/S100+/CEA-/B72.3-/Ber-EP4- в аспиратах является основным требованием для исключения возможных диагностических вариантов, таких как метастазирующая карцинома, эпендимома и саркома, и позволяет надежно установить диагноз до операции по цитологическому исследованию аспирата.

Ключевые слова:
иммуногистохимическое исследование; биопсия, игольная; новообразования головы и шеи; хордома.

Из патогистологического* и отоларингологического† отделений городского госпиталя Сондрио, Сондрио, Италия. Принято к публикации: 20 ноября 1993 года.

Введение
Хордома - редкое костное новообразование области головы и шеи, где она возникает главным образом в скате черепа, области клиновидной кости, верхней и нижней носоглотке (Heffelfinger et al., 1973; Perzin и Pushparaj, 1986). Общепринятый протокол оценки этой опухоли включает открытую биопсию для получения ткани и ее гистопатологического исследования, однако, частая локализация поражения в основании черепа может препятствовать легкому доступу для проведения открытой хирургической биопсии. Тонкоигольная биопсия (FNA biopsy) является надежной альтернативной возможностью для получения достоверной, получаемой с минимальным вмешательством и экономией средств, диагностической информации, эквивалентной информации, получаемой при исследовании ткани, с возможностью сравнения с 16 предыдущими сообщениями, описывавшими цитопатологическую диагностику в 48 случаях (Carvalho и Coelho, 1974; Elliott et al., 1983; O'Dowd и Schumann, 1983; Xiaojing и Xiangcheng, 1985; Finley et al., 1986; Kontozoglou et al., 1986; Rone et al, 1986; Apaja-Sarkkinen et al., 1987; Layfield et al., 1987; Nijawan et al., 1989; Plaza et al, 1989; Angelpulos et al, 1990; Perasole et al., 1991; Walaas и Kindblom, 1991; Hughes et al., 1992), в 12 из которых она была расположена в области головы и шеи (Carvalho и Coelho, 1974; Finley et al., 1986; Apaja-Sarkkinen et al., 1987; Walaas и Kindblom 1991). Более того, характерный иммуноцитохимический профиль клеток хордомы, который также оценивали в цитологических препаратах в 13 ранее описанных случаях (Finley et al, 1986; Kontozoglou et al, 1986; Plaza et al, 1989; Walaas и Kindblom, 1991; Plate и Bittinger, 1992) облегчает дифференцировку этой опухоли от других первичных или метастатических новообразований, возникающих в кости. Мы сообщаем о случае хордомы ската черепа, изначально диагностированного с помощью цитологического исследования тонкоигольного (FNA) аспирата и ИГХ. Наши данные подтверждают ранее опубликованные иммуноцитохимические свойства клеток хордомы и дают дополнительные данные, которые демонстрируют надежность ИГХ в сочетании с цитоморфологическими наблюдениями при дооперационной диагностике этой опухоли.

Клинический случай

Рис. 1
Рис. 1
На рисунке 1 магнитно-резонансная томография (МРТ), демонстрирующая разрушающую кость, расположенную по средней линии, деструктивную и распространяющуюся опухолевую массу, расположенную большей частью в скате черепа, но продолжающуюся также в носоглотку.

62-летняя женщина поступила с жалобами на заложенность носа и повторяющиеся выделения из носа и носовые кровотечения, насморк и дисфагию в анамнезе в течение одного года. При непрямой назофарингоскопии в носоглотке была выявлено мягкое и легко травмируемое опухолевидное образование. При магнитно-резонансной томографии (Рисунок 1) была выявлена массивная эрозия с деструкцией ската черепа, эрозия передней дуги кости атланта и зубовидного отростка кости атланта вследствие экспансивного роста опухоли вниз, в виде мягкотканного образования, свисающего в носоглотку.

Эта опухоль вызывала небольшое уменьшение субарахноидального пространства вокруг варолиева моста и луковицы, но не сдавливала эти структуры. Диагноз хордомы был поставлен с помощью тонкоигольной биопсии и данных иммуноцитохимического исследования. Пациентка подверглась субтотальному иссечению образования через инфратемпоральный доступ с последующей высокодозовой лучевой терапией.

Гистопатологическое исследование образца, полученного при операции, позволило подтвердить диагноз хордомы. Через 10 месяцев после вмешательства она была жива и чувствовала себя хорошо.

Материалы и методы

Чрезкожная тонкоигольная (FNA) биопсия была произведена с использованием биопсийной иглы 23 G CHIBA (Sterylab s.p.a., Милан, Италия), соединенной с 20 см3 шприцом, под непосредственным визуальным контролем фарингеальной части образования через ротовую полость. Анестезия при вмешательстве не требовалась. Аспирированный материал был немедленно нанесен в виде мазка на чистые стеклянные слайды, и приготовлены четыре нативных мазка: два были немедленно погружены в 95 процентный этанол, а два высушены на воздухе.

Рис. 2
Рис. 2
На рисунке 2 аспират, полученный тонкой иглой, состоящий из среднего размера эпителиоидных клеток с круглыми ядрами и различной степени вакуольными изменениями цитоплазмы. Клетки сгруппированы в рыхлые кластеры или лежат отдельно, и окружены обильным количеством слизеподобного основного вещества, которое представляется состоящим из конденсированных нитей или сети базофильных фибрилл. (окрашивание по Романовскому (R); увеличение x 155).

Непосредственная оценка двух слайдов, окрашенных, соответственно, быстрым окрашиванием по Папаниколау (P) и Романовскому (R), помогла установить необходимость окрашивания с использованием иммунной метки. Вследствие этого были проведены две дополнительные аспирации, в итоге для окрашивания с использованием иммунной метка оказались доступны 12 фиксированных этанолом нативных мазков. Процедура окрашивания с использованием иммунной метки и валидация контроля описана в другом месте (Gherardi и Marveggio, 1992).

С целью выявления "коктейля" СК (CK22, предварительно разведенные, моноклональные антитела: Biomeda Corp., Фостер Сити, Калифорния, США), EMA (предварительно разведенные, моноклональные антитела: Biomeda), CEA (предварительно разведенные, моноклональные антитела: Biomeda), VIM (предварительно разведенные, моноклональные антитела: Dakopatts, Копенгаген, Дания), S100P (предварительно разведенные, поликлональные антитела: Dakopatts), GFAP (предварительно разведенные, моноклональные антитела: Biomeda), эпителиальный антиген, Ber-EP4, (разведение 1:30, моноклональные антитела: Dakopatts), человеческий опухольассоциированный гликопротеин 72 (B72.3 предварительно разведенные, моноклональные антитела: Signet Laboratories, Inc., Дедем, Массачусетс, США), KP1/ CD68 (разведение 1:100, моноклональные антитела, Dakopatts) мазки изучали с использованием авидин-биотинового комплекса (ABC). Метод ABC проводили с использованием набора Autoprobe III (Biomeda) с инкубированием в течение ночи при 4°C с первичными антителами.

Рис. 3
Рис. 3
На рисунке 3 многоядерные клетки с "пенистой" вакуолизированной цитоплазмой, имеющие внешний вид, сходный с вакуолизированными клетками, видны рядом с одноядерными клетками с различной степенью вакуолизации цитоплазмы. (окрашивание по Романовскому (R); увеличение x 330).

Та же панель антител была протестирована на образцах тканей, полученных при хирургических вмешательствах, фиксированных в 10 процентном (объемные проценты) буферизованном формалине по обычной методике, и залитых парафином.

Для целей сравнения иммунореактивности, B72.3, Ber-EP4 и KP1/CD68 были протестированы также на гистологических срезах залитых в парафин образцов ткани двух архивных случаев хордомы крестцово-копчиковой области, фиксированных буферизованным формалином. Иммунореактивность KP1/CD68 была также протестирована на мазках-отпечатках одного из этих последних случаев. Иммунологическое окрашивание этого слайда было проведено после удаления покровного стекла и регидратации.

Результаты

Рис. 4
Рис. 4
На рисунке 4 несколько опухолевых клеток, демонстрирующих подозрительное отсутствие вакуолизации. Иногда наблюдались клетки подозрительной формы, похожие на "кольцо с печаткой" (большая стрелка). Две клетки (маленькие стрелки) имели веретенообразную форму. (окрашивание по Папаниколау (R); увеличение x 150).

Цитологические данные
В мазках наблюдалась умеренная клеточность. Основную часть составляли эритроциты, полиморфноядерные лейкоциты и обильный слизеподобный матрикс, окрашивавшийся в светло-зеленый цвет по Папаниколау или в ярко-пурпурный в препаратах, окрашенных по Романовскому. В последних основное вещество было видно отчетливо, и представлялось гомогенным, мелкозернистым или фибриллярным (Рисунок 2). Клетки опухоли были видны в виде мелких скоплений, или в виде одиночных, не образующих скоплений, элементов, и были разделены фибриллами слизеподобного внеклеточного матрикса; взаимное перекрытие клеток было редким (Рисунок 2).

Можно было различить три типа опухолевых клеток: (1) крупные клетки круглой или овальной формы, содержащие два или более ядер с обильной цитоплазмой, либо со скудной или вакуолизированной цитоплазмой (Рисунок 3); (2) среднего размера одноядерные клетки, имеющие эпителиоидный внешний вид с аналогичными особенностями цитоплазмы (Рисунки 2,3 и 4); (3) одноядерные клетки веретенообразной формы и невакуоолизированной цитоплазмой (Рисунок 4). Очень распространенными были клетки среднего размера, а клетки с явным "вакуолизированным" внешним видом были редки.

При окрашивании по Папаниколау и Романовскому цитоплазматические вакуоли выглядели пустыми, варьировали в размерах, и преобладали в периферической части вышеописанных типов клеток; грубая вакуольная трансформация в "пенистые" клетки была редкой (Рисунок 3). Иногда цитоплазматическая вакуолизация приводила к образованию клеток в виде "кольца с печаткой" (Рисунок 4).

Рис. 5 (а)
Рис. 5 (а)
Клетки всех типов продемонстрировали интенсивное окрашивание цитоплазмы антителами против CK. (ABC, докрашивание гематоксилином; увеличение x l70).

Рис. 5 (б)
Рис. 5 (б)
Отрицательное окрашивание с иммунологической меткой на B72.3 наблюдалось во всех клетках. (ABC, докрашивание гематоксилином; увеличение x l70).

Рис. 6
Рис. 6
На рисунке 6 ммунопозитивность при окрашивании антетелами KP1/M6/CD68 наблюдается в клетках, сходных с "вакуолизированными", которые представляются состоящими из множества гранулярных отложений. (ABC, докрашивание гематоксилином; увеличение x 230).

Границы цитоплазмы у клеток всех типов были четкими и ровными. Ядра всегда были круглыми или овальными, и содержали мелкозернистый хроматин с множественными хромоцентрами. Резко выраженные ядрышки наблюдались редко, тогда как псевдоядрышки, т.е., внутриядерные вдавления цитоплазмы, наблюдались нередко.

Иммуногистохимическое исследование

Цитоплазма опухолевых клеток в мазках окрашивалась позитивно антителами против CK (Рисунок 5a), EMA, S100P, VIM, в то же время не демонстрируя никакой реакции с реагентами против CEA, против GFAP, Ber-EP4 и B72.3 (Рисунок 5b). Иммунореакция на CK, VIM и EMA наблюдалась почти во всех клетках и иногда превалировала вдоль клеточной мембраны. Иммунореактивность на S100P была менее интенсивной и фокальной. Иммунопозитивность по KP1/CD68 наблюдалась в подавляющем большинстве клеток, ей, видимо, была свойственна гранулярность (Рисунок 6). Клетки хордомы в архивных препаратах-отпечатках продемонстрировали тот же тип иммунореактивности на реактив к KP1/CD68.

Гистопатологическое и иммуногистохимическое исследования

Рис. 7 (a)
Рис. 7 (a)
Данные гистологического исследования, демонстрирующие, что опухоль состоит из светлых клеток, растущих в виде жгутов и трабекул, заключенных в слизистое основное вещество. (гематоксилин-эозин; увеличение x 32).

Рис. 7 (b)
Рис. 7 (b)
Иммуногистохимическое исследование, показывающее цитоплазматическую экспрессию CK на срезах ткани. (Без доокрашивания; увеличение x 35).

Таблица I Результаты иммуноцитохимического анализа девяти случаев, описанных в литературе

Результаты иммуноцитохимического анализа
CK: антицитокератиновые антитела с широким спектром специфичности; AE1, AE3, Cam 5.2: антицитокератиновые антитела против AE1, против АЕЗ, Cam 5.2; CEA: антитела против канцероэмбрионального антигена; NSE: антитело против нейрон-специфичной енолазы; S100P: антитело против белка S100Р; EMA: антитело против эпителиального мембранного антигена; VIM: антитела к виментину; GFAP: против кислого волоконного протеина глии; NF: антитела против нейрофиламентов. +: положительная иммунореакция; ±: фокальная иммунореактивность; - : отрицательная иммунореакция; /: не изучалось.

Образец, полученный во время операции, состоял из множества маленьких, желеподобных, серовато-белых фрагментов ткани, с максимальным размером 2,5 x 1,2 x 1,2 см. Микроскопически опухоль была разделена на дольки, состоявший из светлых клеток, растущих в большом количестве слизистого основного вещества. Морфология клеток хорошо коррелировала с данными цитологического исследования аспирата, хотя на срезах ткани типичные "вакуолизированные" клетки встречались чаще. Клетки опухоли росли в виде жгутов, кластеров или псевдоацинусов, а дольки были разделены фиброзными тяжами (Рисунок 7а). Области образования хряща отсутствовали. Иммуногистологическое исследование подтвердило данные иммуноцитологического исследования: большинство клеток были иммунореактивными по CK (Рисунок 7b), VM, EMA, отдельные были позитивными по S100P, отсутствовали клетки, иммунопозитивные по CEA, GFAP, B72.3 и Ber-EP4. Позитивная иммунореакция на KP1/CD68 была подтверждена на срезах ткани для данного случая хордомы, и на двух дополнительных архивных срезах случаев хордомы.

Ссылка
Кол-во случ.
CK
AE1
AE3
Cam 5.2
CEA
NSE
S100Р
EMA
VIM
GFAP
NF
Finley et. al, 1986
1
CK
+
±
Cam 5.2
/
±
+
+
/
Plaza et al., 1989
1
+
+
±
Cam 5.2
/
+
/
/
/
/
Walaas и Kindblom, 1991
4
+
+
±
+
/
±
+
+
/
/
Perasole et al., 1991
1
+
+
+
+
+
+
/
/
Plate и Bittinger, 1992
2
+
+
+
+
/
/
+
/
+
+

Обсуждение

Двумя наиболее важными цитологическими особенностями хордомы в аспиратах были наличие вакуолизированных клеток и фон из миксоидной стромы; типичные "вакуолизированные" клетки очень помогают диагнозу, но присутствуют не всегда (Carvalho и Coelho, 1974; Elliott et al, 1983; Finley et al., 1986; Konto-zoglou et al., 1986; Rone et al., 1986; Walaas и Kindblom, 1991). Наши данные в обсуждаемом случае подтверждают большую часть типичных цитоморфологических особенностей хордомы, однако, вследствие малого количества типичных "вакуолизированных" клеток общая картина вначале была расценена как недостаточно специфическая для исключения других заболеваний, с которыми необходимо провести дифференциальный диагноз.

В области головы и шеи дифференциальный диагноз хордомы на основании цитологической картины, описываемой в данной статье, следует в основном производить с хондромой или "низкодифференцированной" хондросаркомой, миксоидной липосаркомой миксопапиллярной эпендимомой и светлоклеточных коллоидных (слизеобразующих) карцином (Finley et al., 1986; Rone et al., 1986; Apaja-Sarkkinen et al., 1987; Plaza et al., 1989; Walaas и Kindblom, 1991; Hughes et al, 1992; Plate и Bittinger, 1992). Применение ИГХ исследования к цитологическим образцам, полученным при тонкоигольной аспирации, может помочь в дифференциальном диагнозе и обладает потенциалом, позволяющим установить точный диагноз.

Обзор литературы демонстрирует, что в девяти аспиратах, изученных до операции с помощью ИГХ исследования (см. Таблица I) клетки хордомы характеризовались позитивным иммунологическим окрашиванием на CK, S100P, EMA и VIM, и отрицательной иммунореакцией на CEA. Kontozoglou et al. (1986) исследовали иммуноцитохимический профиль клеток хордомы, аспирированных из четырех дополнительно иссеченных хирургическим путем образцов и получили аналогичные результаты. По данным Plate и Bittinger (1992), а также Walaas и Kindblom (1991), такой иммунопрофиль позволяет надежно исключить мягкотканые опухоли (описанные в этой статье) и эпендимому, главным образом, потому, что эти нозологические единицы не экспрессируют CK, однако мы хотели бы возразить, что он не дает никаких существенных признаков, по которым можно было бы дифференцировать хордому от метастатической карциномы. Фактически, в клетках карциномы S100P и VIM экспрессируются редко, CK и EMA присутствуют почти всегда, а иммунопозитивность по CEA може отсутствовать (Listrom и Fenoglio-Preiser, 1992).

Для дифференцировки хордомы от метастатической карциномы требуются, когда они возможны, более общирные иммуноцитохимические исследования. У нас была возможность протестировать дополнительную реактивность клеток хордомы антителами к B72.3 и Ber-EP4. Иммунопозитивность по B72.3 и Ber-EP4 наблюдается в большинстве типов аденокарцином, и эти реагенты широко использовались как "панепителиальные" маркеры при цитологическом типировании злокачественных клеток в серозных выпотах (Nance и Silverman, 1991; De Angelis et al., 1992; Listrom и Fenoglio-Preiser, 1992). В исследованном случае клетки хордомы продемонстрировали негативную иммунореакцию на B72.3 и Ber-EP4 как в мазках, так и в срезах ткани.
Отсутствие иммунореактивности к этим реагентам в срезах ткани двух дополнительных архивных случаев подтверждают вышеуказанное наблюдение и подтверждает гипотезу о том, что клетки хордомы не экспрессируют "панепителиальные" маркеры. Поэтому можно прийти к выводу, что в аспиратах иммунопрофиль CK+/S100P+, в сочетании с отрицательной иммунореакцией на CEA, B72.3 и Ber-EP4, дает возможность достоверно исключить метастатическую карциному при дифференциальном диагнозе хордомы.

В этом исследовании мы смогли также протестировать иммунопозитивность клеток хордомы антителами KPI, которые распознают антиген CD68 antigen (Micklem et al., 1989), панмакрофагальный маркер, на парафинированных срезах (Pulford et al., 1989). Клетки продемонстрировали цитоплазматическую иммунопозитивность по KP1/CD68 как в цитологических, так и в гистологических препаратах обсуждаемого случая, а также в гистологических и цитологических образцах двух дополнительных архивных случаев хордомы. Эта иммунореакция обычно была гранулярной. Это, как нам известно, до сих пор не описанное наблюдение, которое может соответствовать дополнительной реактивности этого антитела с некоторыми опухолями не макрофагального происхождения в цитологических образцах (Doussis et al., 1993).

Выводы
Наши данные расширяют вклад и роль тонкоигольной аспирационной биопсии в установлении диагноза хордомы. Точный предоперационный диагноз может достигаться с помощью аспирационной биопсии, а применение ИГХ к нативным мазкам играет решающую роль в дифференциальной диагностике. В области головы и шеи, где анатомическая локализация опухоли часто препятствует легкому хирургическому доступу для проведения открытой биопсии, игольный аспират предоставляет бесценную возможность установления первичного диагноза, исходя из которого можно планировать лечебную тактику.

Ссылки
Angelopulos, N., Ceppi, M., Serio, G- (1990) Sacrococcygeal chordoma: a case report. Fine needle aspiration cytologic and histo-pathologic findings. Pathologica 82: 167-171.
Apaja-Sarkkinen, M., Vaananen, K., Curran, S., Sipponen, P., Autio-Harmainen, H. (1987) Carcinomatous features of cervical chordoma in a fine needle aspirate. Acta Cytologica 31: 769-773.
Carvalho, G., Coelho, L. H. M. R. (1974) Chordoma of rhinoph-arynx. Report of a case. Acta Cytologica 18: 425-428.
De Angelis, M., Buley, I. D., Heryet, A., Gray, W. (1992) Immunocytochemical staining of serous effusions with the monoclonal antibody Ber-EP4. Cytopathology 3: 111-117.
Doussis, I. A., Garter, K. C, Mason, D. Y. (1993) CD68 reactivity of non-macrophage derived tumours in cytological specimens. Journal of Clinical Pathology 46: 334-336.
© 2006 «Базис Медикал»
Тел.: +7 (812) 380-73-74; 373-97-76